Андрей Ганчев (andrenapoli) wrote,
Андрей Ганчев
andrenapoli

Categories:

История района Имбреччиата

Имбреччиата была большой территорией, которая простиралась за пределами ворот Порта Капуана и тянулась до квартала Борго Сант-Антонио Абате. Первоначально вся эта территория принадлежала королю Альфонсо д’Арагона, который в старости подарил её своему сыну Ферранте. Но молодой король тут же отдал Имбреччиату священнику Фабио Инкарнато в счёт погашения игровых долгов.

Район начал развиваться около 1530 года, и все неаполитанские бордели постепенно располагались в этом районе. В тринадцатом веке король Франции Филипп Прекрасный приказал проституткам заниматься своим ремеслом на лодках, стоящих на берегу озера или реки, в надежде, что наличие воды для омовения между половыми актами будет препятствием для распространения венерических болезней. От французского выражения «au bord de l'eau» - «у кромки воды», происходит итальянское слово bordello. С пятнадцатого по девятнадцатый век городская зона Имбреччиата была заполнена тавернами, разбойниками и проститутками обоих полов. Большинство публичных домов и борделей располагались в районе между воротами Порта Капуана и Виа Мартири д'Отранто, недалеко от Виа Ареначчиа.

Неаполь долгое время был европейской столицей как мужской, так и женской проституции. В 1781 году был издан указ, согласно которому зона Имбреччиата стала единственным районом, где можно было заниматься проституцией. В этом районе куртизанок обозначали красными фонарями, размещенными вдоль улиц или в борделях.
Маркиз Донатьен Альфонс де Сад приехал в Италию в 1775 году, спасаясь от смертного приговора, вынесенного судом Экс-ан-Прованса. Его обвинили в отравлении, гомосексуализме и другом насилии над пятью молодыми девушками, работавшими у него. Когда он посетил Неаполь, то был возмущён количеством проституток всех возрастов и рас, которые предлагали себя в одном из районов города в любое время дня и ночи, не опасаясь закона. Маркиз говорил о районе «лёгкой любви» Имбреччиата.

Имбреччиата попала в руки Каморры в середине восемнадцатого века. Проституция также была включена в бизнес Каморры, без различия между проститутками и проститутами. Секс-работники, в дополнение к многочисленным преследованиям, были также вынуждены отдавать часть своих доходов многочисленным преступникам, по-неаполитански называемым «рикоттари», которые часто бывали в этом районе. Но Каморра быстро поняла масштабы деятельности и полностью взяла её под свой контроль, беспощадно расправляясь с конкурентами. Доходы от денег от контроля проституции были настолько велики, что тот, кто командовал районом Имбреччиата, в конечном итоге стал «князем», «главой преступного «заслуженного общества». Современная улица Пьетро Антонио Леттьери ранее была известна, как Vico dei Femminielli. Те, кто туда шёл, знали, зачем: на этой маленькой улочке селились только мужчины – пассивные гомосексуалисты. Абеле де Блазио в своём исследовании «В стране Каморры» различает две категории гомосексуалистов: активных, которых они называет дерьмовыми людьми, и пассивных, которых прямо определяют, как риккиони. В иерархическую структуру Каморры, в которой доминируют исключительно мужчины, могли входить активные гомосексуалисты, потому что настоящий мужчина Каморры также мог быть человеком дерьма, но не риккионе.

В 1855 году было решено оградить весь периметр территории окружающей стеной и единственными воротами, только они были достаточно низкими, и через них можно было перелезть даже ночью. У ворот Порта Капуана был поставлен охранник, который в полночь звал всех, кто еще развлекался: «Кто внутри, тот внутри, кто снаружи, тот снаружи», - кричал стражник, которого все называли «папой».

Путешественники в своих путевых заметках рассказывали о красоте куртизанок и вкусном вине. Флобер называл Имбреччиату «неаполитанской субуррой». Александр Дюма-отец описывал так: «Место, где живут только женщины, старые или молодые, красивые или уродливые, любого возраста и из любой страны, любого состояния, которых бросают туда массово, охраняют, как преступников, устраивают на них массовую охоту, как на зверей».

Закон Кавура от 15 февраля 1860 года разрешил открытие новых борделей в других местах города «при условии ведения реестра проституток и создания полиция здоровья».
Стены Имбреччиаты были снесены, и весь район стал объектом городской программы восстановления после запущен после эпидемии холеры 1884 года. Печальная слава «района удовольствий» ушла в небытие. Только в топонимии места остались названия: Vico dei Femminelli, Via degli Incarnati, Via degli Zingari.

После объединения Италии была предпринята попытка остановить распространение венерических заболеваний путем открытия знаменитых домов терпимости - casini, принадлежащих государству, которое регулировало их деятельность и устанавливало специальные расценки на время, а затем заключало монопольный договор с частными лицами, известными как «мадам».

В 1891 году постановили, что из окон больше нельзя показывать себя, поэтому закрытые ставни стали признаком борделей.
Неаполитанские казино славились своей роскошной мебелью, от бархата до шелка и специальной обработки. Об этом с энтузиазмом рассказывали путешественники и известные интеллектуалы девятнадцатого и двадцатого веков. Многие известные художники искали модели для своих бессмертных работ среди проституток.
Между двумя мировыми войнами посещаемость значительно увеличилась как в низкопробных публичных домах в испанских кварталах, так и в элегантных заведениях на Виа дей Милле и Санта Лючия.

Набор девушек удовольствия происходил наполовину из города, из самых тёмных и печально известных переулков, а наполовину из сельской местности, где опозоренной девушке часто не оставалось другого выбора, кроме борделя.

В 1958 году был принят закон Мерлин, запрещающий деятельность «домов проституции», эксплуатацию и пособничество проституции. Закон также предписывал создание женской полиции предотвращения и пресечения преступлений против нравственности и борьбой с преступностью среди несовершеннолетних.
После закрытия домов терпимости проституция стала повсеместной и, как правило, происходит в основном на дорогах общего пользования, по крайней мере, на начальной стадии торга, а сам секс происходит на свежем воздухе или в машине.

Панорама проституции в Италии в последние десятилетия приобрела международный характер с прибытием легионов новобранцев из Африки, Южной Америки и стран Восточной Европы, и Неаполь не стал исключением из этого общего правила.

***

Одной из самых известных проституток в истории Неаполя была Бернардина Пиза, жена предводителя повстанцев Масаньелло. Легенда гласит, что после смерти мужа ее схватили и насильно привели к королеве, которая отняла у нее все имущество, заставив её заниматься древнейшей профессией в мире, чтобы выжить.

Бернардина Пиза, вышедшая замуж в шестнадцать лет за Томмазо Аньелло, известного как Масаниелло, прожила девять бурных дней около предводителя народного восстания. В эти дни ей многие завидовали. В Неаполе тогда правил испанский вицекороль Родриго Понсе де Леон, герцог Аркос. После победы восставшего народа в Королевском дворце герцогиня Аркос торжественно принимала Бернардину. Жена Мазаньелло обратилась к герцогине: «Приветствую Вас, Ваше Превосходительство, Вы - наместница знатных дам, а я - наместница простолюдинов» и завершила свою речь двумя громкими поцелуями в щёки испанской аристократки. Та холодно ответила с большой откровенностью: «Увидимся, Ваше Величайшее Величие, очень скоро увидимся, даже не сомневайтесь». Бернардина тогда получила в подарок от вицекоролевы золотое ожерелье с алмазной тростью, серьги с бриллиантами стоимостью около десяти тысяч эскудо, эквивалент почти 34 килограмм золота, по ценам 2021 года – около 500 тысяч евро.

Через несколько дней две наместницы снова встретитись. В этот раз Бернардина появилась не как триумфальная представительница победившего народа, а как пленница испанских солдат. Вицекоролева приказала отобрать у Бернардины всё имущество и отправить её в убогий бордель в квартале Борго-Сант-Антонио. Там её неоднократно избивали и грабили испанские солдаты, её клиенты. Она умерла во время эпидемии чумы в возрасте 31 года в 1655 году. Причиной смерти была то ли чума, то ли последствия сифилиса. Жена вицекороля, не давала возможности несчастной женщине даже уйти в монастырь.

Испанская аристократка, заставляя Бернардину заниматься проституцией, фактически выполняла роль сутенёра. В народной же памяти отложилось, что это была королева. В те времена в Неаполе не было сутенёров, под именем рикоттаро они появились значительно позднее. Сам термин рикоттаро восходит к жаргону каморры, слово рикотта было жаргонным синонимом спермы.

Возможно, среди бесчисленных призраков на узких улочках исторического центра Неаполя можно встретить и привидение несчастной Бернардины Пиза, которой судьба отмерила восемь лет немыслимых страданий, как расплату за восемь дней неслыханного триумфа.
Tags: Неаполитанская преступность, Неаполитанские истории
Subscribe

  • НЕАПОЛИТАНСКАЯ КАЦЦИММА

    La cazzimma. Это слово можно часто слышать в итальянских телепередачах, особенно когда речь идёт о персонаже, связанным с Неаполем и неаполитанской…

  • КАК СТАТЬ ЗВЕЗДОЙ

    В начале февраля в социальной сети Tik tok появился забавный видеоролик. Итальянка на видео хвасталась, что издевается над государством, получая…

  • Куккумелла: королева неаполитанского кофе

    Когда-то искусство приготовления кофе было одним из самых сложных, и требовались медленные и точные методы приготовления любимого напитка.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments