Андрей Ганчев (andrenapoli) wrote,
Андрей Ганчев
andrenapoli

Category:

ПРО СОЦИАЛЬНЫЙ СТАТУС ИММИГРАНТА

Трудовому иммигранту необходимо адекватно оценивать изменения своего социального статуса.

Процесс эмиграции меняет всю социальную структуру эмигранта – изменяется его статус, его социальные роли, все его связи и отношения, практически всегда в сторону резкого понижения. В условиях эмиграции человек теряет значимые социальные связи, поддерживавшие его в прошлом, и это может деструктивно сказаться на его психическом здоровье. Снижение социального статуса, незнание языка, столкновение с другим менталитетом, порождают страх и неуверенность у эмигрантов, снижая ощущение собственной значимости и уменьшая чувство собственного достоинства. Приобретенные ранее навыки, профессиональная квалификация становятся в эмиграции бесполезными или невостребованными. Может резко падает самооценка, формируется негативное отношение к собственной личности. Подсознательно это проявляется даже на лингвистическом уровне: большинство наших людей постоянно и уверенно употребляют выражения типа «мои хозяева», «моя хозяйка», «мой хозяин», даже не осознавая, что «хозяева» бывают у животных или рабов, но не у свободных людей. Видимо, это также и наследие советского воспитания – подавляющее большинство наших людей за границей отличаются повышенной внушаемостью и управляемостью, боязнью хоть в чем-то противоречить работодателям, заниженной самооценкой. Большинство застали еще период социализма в СССР, это поколение людей, выросших в стране, где хотя и формально, но всё-же на государственном уровне декларировалось, что все люди равны, что недопустима эксплуатация человека человеком, что человек человеку не волк, а «товарищ волк».

Только что приезжающих людей, как правило, ожидают ужасающие бытовые условия проживания в период ожидания работы по цене 5-звездочных отелей, работа где-то в глуши, непереносимые условия. Абсолютное большинство сбегает с этих работ не позднее, чем через неделю. Действует целая система по «продаже» работ, в которой участвуют как итальянцы, так и наши соотечественники. К сожалению, это практически норма. Потом, конечно, люди осматриваются, подучивают немного итальянский язык, знакомятся с людьми, постепенно находят для себя приемлемые работы за умеренную оплату. Вначале это в основном работа «нотте э джиорно» – на день и ночь.
Есть такой вид работы в Неаполе: сидеть со стариками, инвалидами или детьми-олигофренами. Старики бывают разные. Ходячие и неходячие. Тихие и буйные. С нормальным разумом и в полном безумии. Для них нанимают сиделок на день и ночь из иностранцев. Это экономически выгодно.

Поместить старика в дом престарелых и содержать его там стоит больше тысячи евро в месяц. Иностранец обходится дешевле. То, что от такой работы через определенное время начинаются тяжелые (возможно необратимые) изменения в психике работника, никого из работодателей не волнует. Вообще, срабатывает какой-то странный психологический механизм: с одной стороны иностранец на этой работе позволяет экономить деньги в семейном бюджете и необходим, а с другой стороны нормальный человек не может согласиться работать день и ночь за очень низкую по их меркам зарплату. Следовательно, это вроде бы как и не вполне человеческое существо. Из этого следуют и практические выводы. Работника не выпускают для нормального отдыха, не платят положенные помимо зарплаты начисления (в Италии это 13-я зарплата, отпускные и выходное пособие). Работодатели на Юге страшно удивляются и возмущаются, когда работники-иностранцы начинают требовать нормальной оплаты и нормальных условий работы. А тот факт, что законодательство тут не делит работников на граждан Италии и не граждан, и закон защищает любого работника, вообще приводит их в ступор. Вроде как к бродячим собачкам применили бы «Декларацию прав человека».
В принципе проблемы с выплатой положенных денег решается с помощью профсоюзов или адвокатов. К сожалению, в Италии гражданские дела могут решаться годами и десятилетиями. На основании нашего опыта, так как с помощью нашей фирмы сотни иностранцев получили помощь адвокатов, можно сказать, что средний срок от момента обращения к адвокату и до получения положенных денег составляет около года. Кроме того, не так уж и просто найти нормального толкового, а главное ответственного адвоката.

Еще такое соображение, которое почти никто не учитывает, собираясь ехать на заработки в Италию. В стране (особенно на Юге) достаточно высокая официальная безработица, доходящая до 30%. Правда, многие работают «по черному», без контракта. В этой ситуации иностранцев на работу берут в основном небогатые люди и организации, которые не могут (или не хотят) позволить себе роскошь содержать официально работника с контрактом, платить положенную по закону зарплату (так называемая «paga sindacale» – зарплата, согласованная с профсоюзом), выплачивать налоги и отчисления в пенсионный фонд, обеспечивать 8-часовой рабочий день и т.д. Многолетняя борьба итальянских рабочих за свои права привела к парадоксальному результату: рабочие получили все права, но не могут найти работу, поскольку работодатели не хотят, а подчас и не могут выплачивать все положенные по закону начисления, соблюдать все правила социальной защиты. Вследствие этого, в Италию, замещая местных работников, хлынул поток иммигрантов со всего мира.

Основная проблема, которую наши люди сначала понять не могут: иностранцев на работу (на Юге) берут итальянцы экономные (жадные), из семей среднего и ниже среднего достатка, и средней и ниже средней культуры. Такого расслоения по образовательному уровню, как в Неаполе, почти нельзя встретить нигде. Тут много неаполитанцев, которые не умеют ни читать, ни писать, ни считать, ни говорить на итальянском, и уверены, что земля плоская.
Еще тридцать-сорок лет назад (фактически на памяти среднего поколения) на Юге большинство работников работало без зарплаты, за еду, и рабочий день длился все светлое время суток. На Севере права рабочих ввел Муссолини (фашист проклятый). Ввел он также 8-ми часовой рабочий день, 40-ка часовую рабочую неделю, гарантированный оплачиваемый отпуск, и т.д.

В отличие от богатых семей, в которых традиции отношений с наемными работниками отрабатывались столетиями, основная масса южно-итальянских семей только в последние десятилетия получила возможность держать прислугу дома. На соотечественников средств не хватает, поэтому берут иностранцев. Большая часть этих работодателей никогда не видела ничего, кроме своего города; они не очень владеют итальянским и говорят в основном на неаполитанском. Они уверены, что все иностранцы, за исключением американцев, только что вылезли из пещер (белые) или слезли с пальм (черные), что те впервые в Италии увидели автомобили, электроприборы, телевизор, нагреватель воды, пылесос, телефон, первый раз посмотрели телепередачу и попробовали макароны. Представления о мировом устройстве у этих работодателей примерно такое: существует Италия, Америка и заграница. Все за границей говорят на одном языке – на иностранном (кроме Америки, где говорят на американском). Все иностранцы по своему развитию примерно соответствуют по развитию домашним животным: умнее кошек, но чуть-чуть глупее собачек (логика: если существо внешне выглядит как человек, но из человеческой речи использует отдельные ломаные слова и фразы человеческой речи, путает команды, привыкло к другой еде и т.д.).

Выплачивая зарплату ниже, чем итальянцам, не заключая контракта и не платя налогов государству, они получают и рабочую силу более низкого качества. Я не оговорился. Во-первых эта рабочая сила без знания даже элементарных основ языка. В качестве примера: выражения «bene cosi», «basta cosi» («хорошо», «достаточно») многие наши люди сходу для себя переводят как «козе хорошо» и «козе уже хватит», или, как вариант – «девушке больше не наливать» и т.д. или, например, получив указание: «Porta una bandiera dal balcone» (Принеси флаг с балкона), возвращается через полчаса и, используя все выученные за два года непосильным трудом итальянские слова (все десять!), пытается объяснить работодательнице, что портрет Бандеры найти не удалось. Иностранцы изначально не знают названий инструментов, рабочих операций, названий предметов домашнего обихода, прислуга путается в названиях моющих средств, их дозировке и применении. Элементарно могут вымыть посуду средством для унитаза и наоборот.

Посланные в магазин, путаются в продуктах и товарах. Иностранцы (особенно наши – из бывшего Союза) привыкли к перекурам, а итальянцы курят и работают. Наши могут (и в основном так и делают) приходить в понедельник с дикого бодуна, или вообще не приходить. Кстати, в итальянском языке не существует слов «перекур» и «похмелье». Воспоминания иностранцев о прошлых временах создают психологические проблемы с работодателями. Попытки на крайне ломаном итальянском, чаще всего без намека на элементарную грамматику, рассказать своим теперешним работодателям о своей прежней работе инженером, офицером, учителем, врачом, профессором, клерком и т.д. вызывает реакцию типа: «это все замечательно, но в настоящий момент тебе платят, чтобы ты копал эту яму (мыл этот туалет, гладил эти рубашки, бегал за покупками и т.п.), хватит воспоминаний и давай работай. Силой тебя сюда никто не тянул».

Для многих такая смена социального статуса является крайне мучительной, и для частичной компенсации между собой итальянцев зовут не иначе, как «макароны», «цыгане», «суки» и т.д. Хотя назад домой в основном не рвутся, успокаивая себя рассуждениями типа «ну еще поработаю год (два, три, пять), куплю дома квартиру (трактор, машину, пристрою третий этаж, построю сарай, куплю корову, выучу детей и внуков в институте) и домой, и никогда в жизни не буду больше есть макарон (смотреть итальянские фильмы), ездить за границу.

Очень важно отдавать себе отчёт в том, что всё-таки мы приехали к ним в страну, и они не виноваты, что родились и живут в своей стране, и что ситуация в мире повернулась так, что многим бывшим жителям СССР экономически выгодно ехать работать даже в такой, относительно небогатой стране, как Италия, и что итальянцам экономически оправданно брать на работу иностранцев.
Обязательно следует учитывать, что мы с итальянцами имеем разный менталитет. Одну и ту же ситуацию мы можем видеть по-разному.
Помните: они берут нас на работу не для того, чтобы решить наши проблемы, а для решения своих.
Стоит присмотреться к стереотипу поведения представителей таких наций, как филиппинцы или шриланкийцы. Вот они уж в совершенстве овладели основным принципом работы по найму в семьях - «не вырос хвост – виляй улыбкой!». Поэтому они так востребованы на работу. И это при том, что работают они ничуть не лучше, а чаще и хуже, чем остальные.

Проще всего привыкание идет у людей с минимальным образованием, средним или средне-специальным.
Многие возвращаются домой, но по истечении примерно года снова приезжают работать в Италию. Причины примитивно простые. За то время, когда человек работал и посылал деньги домой, его семья привыкла к более высокому уровню жизни. Каких либо накоплений, как правило, дома нет. Присланные деньги очень легко тратятся. В результате, когда работник возвращается, получается картина маслом «не ждали». Дети, да и вообще родственники, ситуацию «мама далеко, а деньги близко» переносят, как выясняется, лучше, чем «мама рядом, а деньги кончились».

Для сохранения своего ментального и психического здоровья иммигранты должны как можно чаще вспоминать, что они реально и очень сильно помогают своим семьям, своим родным и близким, что их близкие решают таким образом многие свои проблемы, могут получить приличное образование, приобрести жилье, автомобиль, лучше питаться и отдыхать. Осознание этого, в общем-то очевидного факта, позволяет значительно повысить самооценку и хотя-бы внутренне поднять свой социальный статус. Тем более, что в настоящее время сумма денежных переводов в бедные страны уже превышает объем прямых иностранных инвестиций в эти страны.

Следует осознать и принять для себя тот факт, что деньги не обладают никаким сакральным смыслом. Они имеют смысл только тогда, когда Вы тратите их на себя и своих близких и родных, посылаете домой для решения проблем. Пока заработанные Вами деньги лежат без движения в Вашей тумбочке – они являются просто аккуратно нарезанной цветной бумагой. И раз уж Вы тяжело работали, чтобы те деньги заработать, то пусть теперь и они поработают на Вас и Вашу семью. Так что, отправляя деньги домой, Вы должны испытывать только положительные эмоции. Ведь Вы приехали сюда именно для этого, и Вам это удалось.
Tags: в Тридевятом государстве: +39 код Италии, из жизни иммигрантов
Subscribe

  • ОПЯТЬ ПРО МЫШЕЙ

    «Zoccola gigante» Вскоре после окончания Второй мировой войны, когда население бедствовало, а город лежал в развалинах, многие…

  • Кофе «Че Гевара»

    В Неаполе можно услышать легенду про «напиток революционеров» Кубы под названием кофе «Че Гевара», в котором для приготовления в кофеварке мока…

  • ПРО МЫШЕЙ

    В Неаполе и его окрестностях и канализационных крыс, и женщин лёгкого поведения называют одним словом «zоccola». Почему? В словарях итальянского…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments