May 13th, 2018

Il caffè, per esser buono…

Все живущие в Неаполе слышали эту поговорку:
«Il caffè, per esser buono, deve essere nero come la notte, dolce come l’amore, caldo come l’inferno» - «Кофе, чтобы быть хорошим, должен быть черным, как ночь, сладким, как любовь, горячим, как ад».

И все образованные неаполитанцы (Да! Встречаются и такие! И чаще, чем вы себе воображаете!) знают, что происхождением это выражение обязано русскому революционеру, анархисту Михаилу Бакунину, жившему несколько лет в Неаполе. Совершенно очевидно, что Бакунин использовал выражение Шарля Мориса де Талейран-Перигора князя Беневентского, французского политика и дипломата эпохи Наполеона:
«Le café doit étre chaud comme l'enfer, noir comme le diable, pur comme un ange, et doux comme l'amour» - « Кофе должен быть горячий, как ад, черный как дьявол, чистый как ангел и сладкий, как любовь».

Хотя Бакунин скорее всего слышал эту поговорку на немецком языке, ведь в немецко-говорящих странах он прожил много лет, да и оба смертельных приговора получил у немцев:
«Der Kaffee muß heiß wie die Hölle, schwarz wie der Teufel, rein wie ein Engel und süß wie die Liebe sein».

Сразу видно, что из четырёх составляющих определения напитка русский анархист оставил только три. Или только три компонента прижились в Неаполе. Из определения исчезли дьявол, чистота и ангел. С дьяволом и ангелом понятно – Бакунин был воинствующим атеистом и не верил ни в Бога, ни в дьявола, ни в ангелов. Человек, имевший за спиной два смертных приговора и три на пожизненное заключение, мог себе такое позволить.

А может быть, и сами неаполитанцы отвергли эти определения, ведь до сих пор в Неаполе большие проблемы с чистотой, народ не верит в ангелов и не боится дьявола.